Однобокость

17 июня 2015 года Верховный суд Республики Карелии в своём определении подтвердил решение суда первой инстанции – Петрозаводского городского суда о том, что журналист не имеет права самостоятельно, без доверенности от редакции (учредителя) защищать свои профессиональные права.

Судебный спор, начавшийся ещё в январе 2015 года, столкнул журналиста с судебной системой таким образом, что вместо поиска ответа на вопрос: «Является ли информация о размере компенсации депутатам парламента за найм жилья открытой для избирателей?», мы вынуждены доказывать наличие у журналиста самостоятельного права на обращение в суд и на защиту своих интересов в судебном порядке.

Верховный суд РК занял позицию, что нет у журналиста самостоятельного процессуального права на обращение в суд. Суд мотивирует свою позицию следующим образом (цитируем определение суда):

Запросы 13 и 16 января 2015 года оформлены на бланке ООО «Издательский Дом «Петропресс», подписаны Крамских А.А., которая идентифицируя себя к качестве запрашиваемого лица, указала свою должность (заместитель главного редактора) и контактные данные организации. Таким образом, данные запросы следует признать редакционными. Соответственно, частичный отказ в предоставлении информации затрагивает права редакции, а не лица, подписавшего запрос.

Суд также сослался на ст.19 закона РФ «О СМИ», где указано, что главный редактор представляет редакцию в отношениях….с государственными органами, а также в суде.

И вот здесь то и возникают главные и принципиальные вопросы, ответы на которые подтвердят или, наоборот, опровергнут статус журналиста как самостоятельной творческой единицы в редакционном коллективе: как должны выстраиваться отношения между редактором и журналистом и какой юридический статус имеет редакция.

Начнём со второго вопроса, о юридическом статусе редакции. Редакция может быть юридическим лицом, а может функционировать и без этого формального статуса.  Юридически это не влияет на её профессиональную самостоятельность. Если редакция юридическое лицо, то по аналогии с любым хозяйствующим субъектом, редактор, он же, как правило, и директор, действительно представляет редакцию без доверенности в отношениях с внешним миром: с налоговой, пенсионным фондом и т.д. Если редакция не юридическое лицо, это делает учредитель. И любой другой сотрудник редакции, кому поручается выполнить функции редакции именно как хозяйствующего субъекта, должен заручиться доверенностью.

Но редакция имеет и другой статус, статус творческого коллектива, в котором журналист – самостоятельная единица, со своими правами и обязанностями. Этот статус однозначно подтверждает статья 47 закона РФ «О СМИ» — права журналиста. И первым правом в списке из 12 пунктов (который является открытым) значится пункт, что журналист имеет право искать, запрашивать, получать и распространять информацию.

В судебном определении поражает тот факт, что данная норма была проигнорирована судом в принципе.

Кроме того, действующее законодательство не гарантирует журналисту защиту его профессиональных прав редакцией (если она юридическое лицо) или учредителем, поскольку нет нормы, обязывающую редакцию (учредителя) обращаться в интересах журналиста в случае нарушения его прав.

Отвечая на первый вопрос о том, как выстраиваются взаимоотношения между редактором (учредителем) и журналистом, учтём следующее. Во-первых, это трудовые отношения, где редактор (учредитель) является работодателем, а журналист работником, взаимные права и обязанности прописываются в трудовом договоре и должностной инструкции работника. То, что журналист это сотрудник редакции, подтверждается и тем, что свой запрос на предоставление информации он делает на бланке редакции (ст.39 закона РФ «О СМИ»).

Но в силу того, что объем запрашиваемой информации журналист определяет сам и редакционный бланк это лишь форма реализации журналистом своих прав, данных ему ст.47 закона РФ «О СМИ», то отказ журналисту в предоставлении информации необходимо рассматривать как умаление его профессиональных прав и прав редакции. И каждый из этих субъектов: редакция-журналист, могут идти в суд за защитой своих профессиональных прав. В этом специфика работы редакций, которую, на наш взгляд, не захотел понять Верховный суд РК и создал весьма опасный претендент, когда самостоятельность журналиста в поиске информации ограничил по сути волей редактора (учредителя).

К сожалению, данное определение суда это ещё одни повод сказать о том, что появился новый механизм, сужающий самостоятельность журналиста в поиске информации и подчеркивающий его зависимость от руководителя.

Решение суда вступило в законную силу в день его вынесения, т.е. 17 июня 2015 года. Но Гражданский процессуальный кодекс РФ даёт нам ещё в порядке двух инстанций: кассационной и надзорной «побороться» за право журналиста иметь самостоятельный статус Истца в гражданском судебном процессе.

Елена Пальцева

Метки:, , ,

Еще нет комментариев.

Оставить Ответ