Суд — это, конечно, не театр и не музей

— из отзыва Петрозаводского городского суда

Пряжинский районный суд не усмотрел в Правилах пребывания в суде нарушения закона

07 апреля 2016 года в Пряжинском суде после пяти месяцев процессуальных мытарств наконец-то по существу было рассмотрено  дело об обжаловании пункта Правил пребывания посетителей в Петрозаводском городском суде.

Оспариваемый пункт запрещает проведение фото-и видеосъемки в помещениях суда без разрешения председателя (администратора) суда.

Административным истцом выступил фотожурналист интернет-газеты «Столица на Онего» Сергей Юдин, который в ноябре 2015 года был оштрафован судебным приставом за съемку в коридоре суда без разрешения.

Можно сказать, этот инцидент и стал тем детонатором, который в судебном процессе позволил открыто выяснить законность такого ограничения.

2Интересы суда представляла пресс-секретарь, помощник председателя суда- Е. Шума, начальник отдела обеспечения судопроизводства П. Фазылов. Со стороны Управления судебного департамента Карелии присутствовала начальник отдела организационно-правового обеспечения деятельности судов С. Новоселова.

Судья, открыв судебное заседание и ознакомив стороны с их процессуальным правами и обязанностями, заняла роль наблюдателя в процессе (лишь изредка дисциплинируя стороны), тем самым позволив участникам процесса полностью изложить свои позиции, задать друг другу вопросы и обменяться репликами. На вынесение решения суду хватило 10 минут.

2

Судья Пряжинского районного суда Кемпинен Ирина Сергеевна

Мы не будем полностью пересказывать позицию журналиста, отметив в ней два ключевых момента:

Первое. Информация, получаемая в суде, как правило, имеет общественный интерес и собирается для подготовки материалов по общественно значимым делам. Крайне редко, когда журналист приходит в суд по частному делу. Однако в этих случаях действия журналиста уже регулируются федеральными законами, охраняющими личные неимущественные права граждан (право на изображения, права несовершеннолетних, неприкосновенность частной жизни и т.д.).

Журналист собирает информацию в суде (а фотосъёмка это один из способов получения информации) не для личного пользования, а для освещения происходящих событий, для иллюстрации текстовых материалов. В этом случае должно презумироваться, что журналист действует добросовестно, в рамках требований, предъявляемых к нему Законом РФ «О средствах массовой информации» (ст.49). Не может в правовом государстве ставиться по сомнение этот принцип.

Второе. Конституция РФ позволяет федеральным законом ограничить права и свободы одного гражданина в интересах другого. Но в этом случае законодатель обязан гарантировать соразмерность такого ограничения конституционно признаваемым целям и ограничения должны быть направлены на пресечение реального, а не гипотетического правонарушения.

Вот как раз о возможном, гипотетическом нарушении прав граждан при съемке много и долго говорили ответчики.

Абсолютное большинство дел не касается чиновников. Некоторые из них носят закрытый характер, например дела, связанные с усыновлением детей, преступлением в отношении несовершеннолетних, госпитализацией в медицинскую организацию…

Нами был задан вопрос: Каким образом попадание в кадр женщины (мужчины), потенциальных усыновителей, раскрывает тайну усыновления, если журналист ни фамилии, ни имени, ни повод обращения этого человека в суд не раскрывает?

Пауза в ответе со стороны Ответчиков в несколько секунд прервалась словами судьи: «Если заинтересованное лицо (т.е. ответчики, прим. автора) не готово ответить, то может не отвечать. Этот вопрос не относится к рассматриваемому делу».

Вопрос к ответчикам о том, каким образом фотосъемка может повлечь разглашение государственной (коммерческой) тайны, а они и эту позицию защищали, тоже остался без ответа.

И последний аргумент ответчиков, после которого уже не осталось желания продолжать дискуссию:

Обжалуемый правовой акт не является нормативным, фактически является локальным документом, содержание которого рассчитано на обеспечение надлежащего порядка деятельности суда, сам по себе конституционные права заявителя не нарушает.

Вот вам и размышление государственного служащего: правовой акт не может ограничивать конституционные права лишь потому, что он является ненормативным. Т.е. должностное лицо может какие угодно правила придумать, каким угодно способом толковать наши права и свободы. Они законны априори, потому что содержатся в ненормативном акте!

У нас есть срок до 12 мая 2016 года на обжалование решения суда. Следующей инстанцией будет Верховный суд Республики Карелия.

Елена Пальцева

Фото: Сергея Юдина

Метки:

Еще нет комментариев.

Оставить Ответ